119034, Москва, 1-й Обыденский пер., д.10
+7(495)108-108-7
info@branan-legal.ru
Eng    Рус

«Почему консолидированый бизнес стоит дороже?» -Интервью с Максимом Бунякиным 

Журнал «Экономика и жизнь» май 2016г.

Переход группы компаний на единую акцию поможет снизить расходы на управление, а банки будут охотнее кредитовать крупную и финансово устойчивую компанию. О других причинах консолидации холдинга, о том, из каких юридических блоков состоит ее процесс, а также o рисках и ограничениях «ЭЖ» рассказал Максим Бунякин, управляющий партнер юридической компании Branan Legal.

«ЭЖ»: Максим  Николаевич, что вообще понимается под «переходом холдинга на единую акцию» и в чем преимущества такого способа переформатирования  бизнеса?

Максим Бунякин: По- простому — это консолидация группы компаний и передача  ее под управление одной компании. Я занимаюсь вопросами реорганизации более 15 лет и заметил, что одно время было более популярно заниматься выделением, разделением бизнеса, но последние два-три года больше запрос на консолидацию. Переход на единую акцию закономерно становится востребованным, по мере того как развивается бизнес. Выделение и создание отдельных бизнес- единиц характерно для начальной стадии развития бизнеса, когда создается, например, производство, потом логистическая компания, потом сервисная компания и т.д. Нередко это происходит хаотично: под каждый новый проект создается отдельное юридическое лицо. В прошлом таким образом пытались защититься от рейдерских  захватов: бизнес, разделенный между юридическими лицами, которые занимаются разными направлениями или технологическими этапами, отнять гораздо сложнее, чем одно юридическое лицо. Но через пять-семь лет оказывается, что юридических лиц слишком много и это неэффективно, потому что на управление тратятся очень большие деньги. И когда необходимо сэкономить, консолидация позволяет оптимизировать расходы на управление, обслуживание финансовых потоков, штат и т.п.

Кроме того, консолидация может проводиться перед продажей бизнеса, чаще всего по инициативе покупателя, который просит подготовить актив, включив в него все, что  ему нужно, и оставив за периметром то, в чем он не заинтересован. Также консолидация может потребоваться перед выходом компании на биржу, что позволяет повысить капитализацию холдинга и сделать его более привлекательным для инвесторов. Создание в результате консолидации более финансово устойчивой компании облегчает доступ к финансированию, в частности, к кредитным  ресурсам.

В моей практике были крупные игроки финансового сектора, которые консолидировались, в том числе из-за увеличения объема отчетности, которую необходимо представлять в Банк России. Если в группе пять — десять компаний обязаны представлять отчетность регулятору, понятно, что для подготовки такой отчетности требуются большие ресурсы.

Еще один повод для консолидации из моей практики был в том, что российское законодательство не предполагает выплату дивидендов из чистой прибыли консолидированной группы. В холдинге могут быть и прибыльные, и убыточные компании, но даже если по группе есть прибыль, но в головной компании ее нет, ее акционеры дивиденды не получат. Поэтому чтобы платить дивиденды основным акционерам в большом объеме, группу необходимо объединить и перейти на единую акцию.

 

«ЭЖ»: Как происходит переход на единую акцию с точки зрения техники?

М. Б.: Юридически процесс перехода на единую акцию может  осуществляться двумя разными путями: через реорганизацию в форме присоединения, когда дочерние и внучатые компании присоединяются к основному обществу, или через эмиссию дополнительных акций основного общества с их оплатой акциями «дочек» и «внучек». То есть акционерам дочерних и внучатых компаний предлагают войти в уставный капитал головной компании, оплатив его своими акциями.

В первом случае создается единая компания, а во втором — холдинг, где все акционеры сосредоточены в головной компании. Часто создание холдинга сочетается с процедурой передачи управляющей организации полномочий единоличных исполнительных органов дочерних и внучатых компаний. Иногда после создания холдинга также проводится присоединение некоторых компаний к основному обществу.

«ЭЖ»: Почему для объединения компаний в одну чаще используется присоединение,

а не слияние?

М. Б.: Слияние гораздо менее популярный инструмент, так как в результате слияния прекращается  деятельность всех компаний, участвующих в слиянии, и появляется новое юри- дическое лицо. Это очень неудобно, потому что обрывается история всех компаний, заново приходится оформлять документы, разрешения, лицензии. Присоединение позволяет оставить базовую компанию и (пока происходит присоединение) постепенно переводить в нее сотрудников, оформлять разрешения, регистрировать права собственности, если имущество передается по каким-то сделкам, то есть готовиться к новой жизни компании, которая переводится на единую акцию. Поэтому  в преобладающем количестве случаев выбирают присоединение, а не слияние.

 

«ЭЖ»: Можно ли использовать для консолидации активов холдингов какие-то иные процеду- ры, кроме реорганизации?

М. Б.: Реорганизация позволяет через механизм правопреемства перевести сразу весь объем прав и обязательств  (то есть бизнес) присоединяемого общества в основное общество, и в этом ее ключевое преимущество. Иначе (если идти не по пути реорганизации) придется совершать множество сделок, организовывать передачу имущества, долговых обязательств, передавать права и обязанности по договорам, что требует получения согласия кредиторов. При этом есть ряд прав и обязательств, которые могут перейти к другому юридическому лицу только в поряд- ке правопреемства, по сделке их не передать. А главное, сделки — это налогооблагаемые операции, то есть нужно будет заплатить НДС и налог на прибыль организаций. Операции же в рамках реорганизации не подлежат налогообложению. Кроме того, реорганизация — это достаточно прозрачный процесс, при котором миноритарные акционеры могут быть уверены относительно того,  что их не обманут. Когда компания передает имущество по сделкам, риск того, что условия сделки будут невыгодными, гораздо больше. Акционеры в принципе могут о сделке и не узнать или узнать спустя длительное время, если она не вынесена на рассмотрение общего собрания. Конечно, если в процессе реорганизации присоединяются мелкие компании к крупной, то влияние миноритариев может уменьшиться. Но им как минимум будет предложена  альтернатива: стать владельцем акций объединенной компании или голосовать против и предъявлять акции к выкупу.

«ЭЖ»: Какие ключевые юридические блоки затронет переход на единую акцию?

М. Б.: Тут все зависит от выбранного пути: реорганизация в форме присоединения либо создание холдинга через эмиссию дополнительных акций основного общества.

При реорганизации это следующие блоки:

  1. правильное составление решения о реорганизации и договора о присоединении;
  2. соблюдение процедуры созыва и проведения собрания;
  3. уведомление кредиторов через публикацию в СМИ;
  4. взаимодействие с органами, осуществляющими государственную регистрацию юриди- ческих лиц;
  5. в ряде случаев — получение согласия ФАС России на присоединение;
  6. регистрация за правопреем- ником прав на недвижимость и транспортные средства;
  7. оформление новых лицензий;
  8. открытие новых банковских счетов;
  9. регистрация дополнительного выпуска акций и отчета об итогах  выпуска акций;
  10. взаимодействие с налоговыми органами по вопросам налогового  учета;
  11. взаимодействие с внебюджетными фондами;
  12. если акции компании допущены к организованным торгам, необходимо взаимодействовать с биржей по поводу допуска к организованным торгам ценных бумаг дополнительного выпуска, в ряде случаев — по поводу изменения рыночных котировок;
  13. перевод персонала присоединенных компаний, переоформление трудовых отношений, выплата компенсаций тем, кто переходить не хочет;
  14. порой нужно изменить устав компании в связи с требованиями акционеров присоединяемых   компаний;
  15. часто возникают вопросы  с правильным составлением бухгалтерской отчетности при реорганизации;
  16. для акционерных обществ также важно обеспечить правильное раскрытие информации на рынке ценных бумаг;
  17. для определенных организаций это еще и необходимость решить вопросы с использованием бланков строгой отчетности присоединенных компаний, открытие новых филиалов.

Также нужно не забывать о необходимости перестройки внутренних бизнес-процессов компании в связи с увеличением масштабов ее бизнеса.

Если же выбран путь перехода на единую акцию через создание холдинга, то тут на первый план выходит процедура эмиссии дополнительных  акций:

  1. принятие правильного решения об увеличении уставного капитала,  предусматривающего оплату дополнительных акций акциями дочерних и внучатых  компаний;
  2. получение согласия ФАС России на приобретение крупных пакетов акций;
  3. подготовка и государственная регистрация дополнительного выпуска акций;
  4. подготовка и государственная регистрация отчета об итогах дополнительного выпуска акций;
  5. взаимодействие с фондовой биржей

 Если создание холдинга со­ пряжено с передачей управляю­щей организации полномочий единоличных исполнительных органов дочерних и внучатых компаний, то тут также возкни­кают  вопросы:

  1. получения управляющей ор­ганизацией согласия ФАС Рос­сии на получение соответствующих полномочий;
  2. принятие решения собра­ниями дочерних и внучатых об­ществ о передаче полномочий управляющей  организации;
  3. и, что очень важно, правиль­ного составления договора на осуществление полномочий единоличного   исполнительно­го органа.

«ЭЖ»: Какую организаци­онно-­правовую форму лучше выбрать: ООО или АО?

М. Б.: Смотря для каких це­лей. Если компания в дальней­шем планирует выйти на бир­жу, то выбор очевиден — АО, точнее, публичное АО. Если не хочется  раскрывать информа­цию об акционерах­-участни­ках, то тоже лучше АО, пото­ му что в ЕГРЮЛ всем открыты сведения об участниках ООО, а у реестродержателя не каж­дое лицо может получить ин­формацию о владельце акций (но в то же время ПАО обяза­ны раскрывать информацию о крупных акционерах). К то­ му же, если участников более 50, то ООО уже создать нельзя. Но к АО сейчас довольно мно­го формальных требований, исполнение которых потребу­ет дополнительных расходов: обязательный аудит, реестро­ держатель. И если бизнес не­большой или средний, то такие расходы могут быть излиш­ними. Правда, в ООО сделки с долями придется совершать, обращаясь каждый раз к но­тариусу. И при необходимости увеличить уставный капитал также нужно привлекать нота­риуса. В случае АО с этим при­дется обращаться в Банк Рос­сии для регистрации выпуска, и что из этого окажется дешевле, заранее не определить, зависит от нюансов сделки. Ну а кому­ то просто может не понравить­ся  именоваться ООО.

Для целей перехода на еди­ную акцию, по большей части, все равно, кто есть в группе: АО или ООО. Изменения в ст. 57 ГК РФ, вступившие в силу с 1 сентября 2014 г. (Федераль­ ный закон от 05.05.2014 № 99­ФЗ «О внесении изменений в гла­ ву 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими си­лу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»), позволяют одно­временно задействовать в реорганизации компании различ­ных организационно­правовых форм, как ООО, так и АО, неприводя их к «единому знаме­нателю». Можно сразу присое­ динить ООО к акционерному обществу или АО к ООО, что в два раза экономит время на реорга­низацию. Остается только выбрать, кто будет основной ком­панией — ООО или АО. И вот здесь есть нюансы. Например, с точки зрения взаимодействия с Банком России будет слож­нее присоединять к АО, потому что для этого необходимо про­водить эмиссию дополнитель­ных акций, при этом стандарты эмиссии ценных бумаг Бан­ка России пока не регулируют этот вопрос напрямую и многое приходится додумывать по ана­логии с другими нормами. Тем не менее такие реорганизации проводят даже сейчас.

Более тонкий момент связан с тем, что можно и нельзя де­лать в ситуации, когда регули­рование АО и ООО так еще и не поменялось в соответствии с поправками в ГК РФ. Несмот­ря на то, что ГК РФ уже больше года позволяет при реоргани­зации сочетать разные орга­низационно­-правовые формы, законы и подзаконные норма­тивные акты, содержащие про­цедуры реорганизации, эмис­сии в процессе реорганизации и иные смежные вопросы не при­ведены в соответствие с ГК РФ. В принципе, как показывает практика, регистрирующие ор­ганы в большинстве случаев идут навстречу и с понимани­ем относятся к тому, что спе­циальное законодательство от­стает от изменений в ГК РФ.

В частности, ФНС России офи­циально разъясняет на сво­ ем сайте, что не видит препят­ствий для присоединения АО к ООО и наоборот. Банк России также регистрирует дополни­ тельные выпуски акций, раз­мещаемые путем обмена на них долей ООО, присоединяе­мых к АО (хотя нельзя сказать, что это просто). Например, при присоединении АО к ООО иног­да возникают вопросы с поряд­ком погашения акций присое­ диненных АО, их приходится в ручном режиме решать индиви­дуально с регистраторами, ко­ торые ведут учет акций.

«ЭЖ»: Каковы налоговые по­следствия перехода на единую акцию?

М. Б.: При реорганизации не возникает   налогооблагаемых операций. То есть компания, к которой осуществлено при­соединение, не должна пла­тить НДС в связи с получением имущества  присоединенных обществ, а также получение такого имущества не считает­ся доходом для целей обложе­ния налогом на прибыль орга­низаций.

Что касается акционеров, то  у них при присоединении также не возникает дополнительных налоговых обязательств, ника­ких налогов в момент получе­ния новых акций объединенной компании платить также не нужно. Кроме того, для целей налогообложения полученные при конвертации присоединен­ных обществ акции общества, к которому осуществлено присоединение, имеют ту же нало­говую стоимость.

При создании холдинга го­ловная компания получает ак­ции дочерних и внучатых ком­паний. При этом при получении акций другой организации за счет внесения в капитал иму­щества не возникает прибыли (убытка) как у учредителя, пе­редающего имущество (то есть у акционеров дочерних и внуча­тых компаний), так и у органи­ зации­эмитента,  получающей имущество (то есть у головной компании).

Это означает, что разница между  стоимостью имущества (в том числе остаточной), кото­рое передано в уставный капи­ тал (то есть акций дочерних и внучатых компаний), и номи­нальной стоимостью акций го­ловной компании не влияет на налогооблагаемую прибыль (что  подтверждается письмами Минфина России от 17.12.2010

№ 03­07­11/491, от 15.09.2009

№ 03­03­06/1/582).

При этом как в бухгалтер­ском, так и в налоговом учете акционеров стоимость получен­ных акций головной компании будет равна стоимости акций дочерних и внучатых компа­ний, которые вносят акционеры (подп. 2 п. 1 ст. 277 НК РФ, п. 3 и 14 Положения по бухгалтер­скому учету «Учет финансовых вложений» ПБУ 19/02, утверж­денного приказом Минфина России от 10.12.2002 № 126н).

«ЭЖ»: Правда ли, что на рынке консолидированные компании стоят дороже, чем группа?

М. Б.: Как общий тезис это так, но сильно зависит от того, ка­ кие активы у компании. Ес­ли в группе есть убыточные компании, то при консолида­ ции они, наоборот, уронят стои­мость головной компании. При условии включения только при­быльных активов консолидиро­ванная компания должна сто­ить дороже, чем группа, потому что хорошие активы собраны под единый контроль, произ­ведена централизация и стан­дартизация процессов управ­ления, в результате ресурсы объединены, а издержки сни­жены. К тому же более крупной компании банки охотнее и под меньшие проценты будут пре­доставлять финансирование, а компании, у которых есть мощный кредитный рычаг, стоят дороже компаний, не отягощен­ных кредитами по причине то­ го, что им их просто не дают.

«ЭЖ»: Какие есть законода­тельные ограничения для пере­хода на единую акцию?

М. Б.: Наиболее яркий пример ограничения — в электроэнер­гетике: нельзя совмещать в од­ной компании производство и передачу электроэнергии. При этом речь идет не только об од­ном юридическом лице, но и об аффилированных лицах. Поэ­тому перед энергетическими компаниями чаще встает во­прос не о том, как объединить активы, а как грамотно их раз­делить так, чтобы эти требова­ния выполнялись. Есть зако­нодательные ограничения на совмещение отдельных видов деятельности и в других сфе­рах:  для профессиональных участников рынка ценных бу­маг, страховщиков. И это необ­ходимо учитывать при плани­ ровании присоединения.

Еще одно ограничение связа­но с тем, что в ООО не может быть больше 50 участников. По­ этому если в результате всех операций по внесению акций в уставной капитал и реоргани­зации получится, что участни­ков больше 50, то это однознач­но должно быть АО.

«ЭЖ»: Какие риски связаны с переходом на единую акцию? Становится ли она на этом более уязвимой для рейде­ров?

М. Б.: Для рейдеров в процес­се реорганизации, конечно, по­водов много. Недовольный миноритарий может передать им свой пакет акций, появится воз­можность затребовать информацию, оспорить оценку или реорганизацию. Хотя умело­му рейдеру не нужны поводы для того, чтобы взять минори­тарный пакет акций и начать заниматься гринмейлом, это возможно и в обычной жизни компаний. Так что риск рей­дерского захвата не выше, чем обычно.

Риски больше связаны с про­цессом управления реорганиза­цией, например, со срывом сро­ков. Особенно это болезненно в ситуациях, когда к определен­ной дате необходимо получить лицензии или передать активы. Но это вполне управляемый риск, несмотря на то что необходимо  взаимодействовать с госорганами. Еще один риск — финансо­вый, связан с тем, что в бюдже­ те компании может быть не за­ложено достаточное количество средств на переоформление до­кументов, расходы на выкуп акций, выплаты персоналу.

«ЭЖ»: Можем ли мы прице­ниться, сколько примерно сто­ит переход на единую акцию, какие  возникают расходы?

М. Б.: К таким расчетам сто­ит подойти очень вниматель­ но. Приведу пример. Когда вступили в силу изменения в ГК РФ (Федеральный закон от 05.05.2014 № 99­ФЗ), в зако­не были сделаны разъяснения о том, что приведение наиме­нования акционерного обще­ства в соответствие с требова­ ниями ГК РФ (а именно смена наименования на публичное или непубличное общество) не требует переоформления до­ кументов, но при этом не было учтено, что производители товаров массового потребления обязаны указывать свое наи­менование на этикетках и упаковках, которые нельзя отнес­ти к документам. Аналогично  в отношении рекламных щи­тов и брошюр — по закону тре­буется указание действующего наименования. И эту информа­цию, а следовательно, упаков­ку, брошюры, рекламные щи­ты и прочее, пришлось менять, потому что иначе это являет­ся нарушением законодатель­ства, влекущим ответствен­ность. И вот одна компания посчитала, что на переоформ­ление только этикеток по этой причине ей потребуется около 200—300 млн руб.

Расходы на выкуп акций при реорганизации подсчитать про­ще: нужно заложить не более 10% от стоимости чистых акти­вов. По практике это меньше, нужно в каждом конкретном случае  рассчитывать, исходя из распределения акций у ак­ционеров. Зачастую у общества есть информация о минори­тарных акционерах, а также о том, кто из них может предъя­вить акции к выкупу. Тогда до­статочно подсчитать стоимость этих акций и создать соответ­ ствующий резерв.

Реорганизацию в принципе лучше начинать с составления карты рисков и бюджета. Кар­та рисков позволяет описать, а главное, оценить вероятность и последствия их наступления в денежном выражении.

Кроме того, по моему убеж­дению, при переходе на единую акцию обязательно необходим специально выделенный менед­жер, который будет сопровож­дать проект. Он может быть как внутри компании, так и внешним  консультантом.

 

«ЭЖ»: Обязательно ли привле­кать консультантов для перехо­да на единую акцию?

М. Б.: Есть обязательные кон­сультанты, без которых не обойтись, — оценщики, которые будут, например, оценивать ак­ции. Есть консультанты, обла­дающие компетенциями, которых нет в компании, например, финансовые консультанты для расчета и обоснования коэффи­циента конвертации акций. Или технические консультанты, ко­торые могут проследить за тем, как будут работать в реоргани­ зованной компании технологии и техника. Иногда консультан­тов привлекают по причине не­хватки ресурсов. Например, у компании множество объектов имущества по всей России и  его нужно инвентаризировать, для этой работы привлекают недостающих специалистов.

Что касается привлечения консультантов­юристов, то нужно ли их привлекать для сопровождения консолидации или компания сможет спра­виться сама, зависит не толь­ко от уровня компетентности ее команды, но и от того, име­ют ли сотрудники компании соответствующий опыт или нет. Если они раньше не сопровож­дали реорганизацию, но гото­вы учиться на своих ошибках, то можно никого не привле­кать. Переход на единую ак­цию — это не стандартный процесс, это не то, что делает­ся каждый день. Но опыт этот возможно приобрести в раз­ных  форматах. Например, можно привлечь консультан­тов для комплексного управле­ния реорганизацией, от разра­ботки схемы, всех документов, до сопровождения в режиме «проектного офиса». А мож­ но привлечь консультанта для проведения практического тре­нинга той команды, которая будет вовлечена в процесс ре­организации, это самый бюд­жетный  вариант.

 

Интервью провела Александра Хавина, «ЭЖ»